Высшее образование в России - научно-педагогический журнал
О журнале | Файловый архив | Контакты,ссылки
.: Меню :.

Высшее образование в России - научно-педагогический журнал
  • Главная страница
  • О журнале
  • Редакция журнала
  • Контакты
  • К нашим читателям
  • Сведения для авторов
  • Подписка
  • Фотогалерея
  • .: Файловый архив :.
  • Файловый архив
  • Архив номеров 2011 г.
  • Архив номеров 2010 г.
  • Архив номеров 2009 г.
  • Архив номеров 2008 г.
  • Архив номеров 2007 г.
  • Архив номеров 2006 г.
  • Архив номеров 2005 г.
  • Указатели статей
  • Болонский процесс
  • Материалы круглых столов
  • .: Полезные ссылки :.
    Образовательные ресурсы
    Организации-партнеры
    Вузы-партнеры
    Наш каталог
    .: Партнеры :.

    Лампа ДРЛ ДНАТ ДРИ ДРВ КГ ДКСТ ЛБ - ртутные лампы .

    gesmsk.ru

    Купить фумигатор: уничтожение клопов спб . Требуется менеджер по продажам.

    dsgh.ru


    |

    .: «Коокуренция» на рынке образовательных услуг :.
    М. ЛУКАШЕНКО, профессор
    Московская финансово-промышленная академия


    «Коокуренция» на рынке образовательных услуг

    Весенняя активность академического сообщества ознаменовалась, в числе многих других, двумя событиями, на первый взгляд, прямого отношения друг к другу не имеющими. Вначале, 14 февраля, был проведен методологический семинар Центра био- и экофилософии Института философии РАН. А затем, 17 мая, в гостинице «Националь» состоялась Первая аналитическая конференция «Конкуренция: стратегия, тактика, модели, обучение» (организаторы – Московская финансово-промышленная академия и Общественный совет содействия повышению качества высшего образования). Казалось бы, какая связь между столь различными мероприятиями? Оказалось, весьма существенная. Дело в том, что эмоциональная научная дискуссия, имевшая место на семинаре, была посвящена обсуждению книги В.И. Назарова «Эволюция не по Дарвину. Смена эволюционной модели». Критикуя теорию Ч. Дарвина, автор книги подчеркивает, что «современная биология не подтвердила существования в природе ни внутривидовой конкуренции, ни кумулятивного действия естественного отбора» [1, с. 134]. Очевидно, что сам факт «посягательства на устои» способен взбудоражить не только ученых мирового уровня, исследующих данную проблематику (что ярко проявилось в материалах круглого стола), но и специалистов, разрабатывающих совершенно иные научные направления. И это очень точно сформулировала Л.В. Фесенкова: «Центральное понятие дарвинизма – “естественный отбор” – приобрело статус важнейшей составляющей современного менталитета. Оно незримо присутствует в нашей культуре и создает самоочевидность общих представлений о природе. Мы не замечаем, что не только методология наша в различных областях знаний строится по принципам дарвинизма, но и аксиоматика многих фундаментальных концепций есть не что иное, как перефразировка дарвиновских представлений об эволюционных процессах в мире живого. Сегодня с помощью понятий адаптации и отбора трактуется даже возникновение религии, искусства, морали. Они рассматриваются сквозь призму их селективной ценности во всеобщих процессах конкурентной борьбы, которые представляются сущностью антропогенеза и культурогенеза… Таким образом, дарвинизм – не только наука, это и мировоззрение» [2, с. 161].

    Не углубляясь далее в дискуссию между «дарвинистами» и «антидарвинистами», обратимся к другому мероприятию – конференции «Конкуренция: стратегия, тактика, модели, обучение». Как следует из названия, организаторы конференции предприняли попытку системного рассмотрения вопросов конкуренции и конкурентоспособности. Так, первая группа вопросов была посвящена моделям конкурентного поведения как важнейшего вектора развития конкурентоспособности субъектов российского бизнеса. Вторая группа сосредоточивалась вокруг государственной конкурентной политики и антимонопольного регулирования рынков, обеспечивающих соответствующую инфраструктуру развития российской экономики. Третья была ключевой для образовательного сообщества, поскольку замыкалась на формировании профессиональных компетенций в сфере конкурентного поведения. Не ставя целью анализировать все выступления, звучавшие на конференции, отметим лишь их многообразие, разносторонность и конструктивность, позволившие не только значительно продвинуться в исследовании заявленной проблематики, но и наметить дальнейшие шаги такого исследования.
    Теперь остановимся на одном из выступлений, собственно, и побудившем нас на проведение параллели между проблемами конкурентоспособности российского бизнеса и развитием «антидарвинизма». Речь идет о выступлении члена-корреспондента РАН, д.э.н., профессора, заместителя директора Центрального экономико-математического института Г.Б. Клейнера. Говоря в данном выступлении об экономике знаний как о грядущей стадии экономического развития общества, автор выделяет следующие ее особенности:
    -­ индивидуализация товара;
    -­индивидуализация сделок;
    -­многообразие функций знаний;
    ­ -персонализация знания;
    -­необходимость профессиональной среды для производителей знаний;
    ­ -сочетание соперничества и сотрудничества между агентами на рынке знаний. Если в экономике материальных благ важна конкурентоспособность производителей, то в экономике знаний – способность к сотрудничеству, т.е. конкордоспособность;
    ­ -вместо конкуренции предприятий и корпоративных конфликтов – «коокуренция» и «конкоперация»*.

    Поясняя данные особенности, Г.Б. Клейнер акцентирует внимание на том, что «в экономике знаний мы уже не сможем рассматривать конкуренцию как главенствующий способ взаимоотношений между предприятиями. Сочетание конкуренции и кооперации, сочетание сотрудничества и соперничества – это принципиально новый момент, на который я хотел бы обратить внимание собравшихся. Конкуренция – лишь одна сторона медали. Да, конкуренция важна, но не всеобъемлюща. Без кооперации, так же, как и без конкуренции, невозможно существование современной экономики вообще и экономики знаний тем более». Развивая данную мысль, автор отмечает существенные сдвиги и в теоретическом базисе экономической науки: «В новых экономических парадигмах существенную роль играют средовые социальные образования: институты, знания, убеждения, системы доверия и кооперации, различного рода интеграционные клубы и сети. Отметим, что последние объединяют не только агентов – потребителей и производителей, но и различные уровни экономики, в том числе – государство и предприятия». Зафиксируем данную мысль, поскольку она чрезвычайно важна для нашего последующего анализа ситуации на рынке образовательных услуг.
    В качестве одного из аргументов автор отмечает изменение современной парадигмы маркетинга – от победы над конкурентами к созданию системы ценностей совместно с потребителем, что с его точки зрения означает новую идеологию экономики как целостного организма. И здесь опять возникает потребность вернуться к упомянутому круглому столу и обратиться к высказыванию академика Г.А. Заварзина, что «целью служит достижение гармонии как необходимого условия устойчивости» [2, с. 159]. Не правда ли, параллель просматривается довольно четко?

    Означает ли вышеизложенное, что конкуренция в рыночном положении предприятия перестает играть ключевую роль? Обратимся вновь к выступлению Г.Б. Клейнера: «Основная часть конкурентных преимуществ должна носить потенциальный характер, т.е. допускать использование при необходимости. Подобно тому, как достижение ядерного паритета между странами способствовало сохранению мира и между ними, и во всем мире, наличие конкурентных преимуществ у предприятия должно препятствовать развязыванию конкурентной войны с ним». Завершая столь обильное цитирование, отметим лишь необычный взгляд автора на проблему конкурентоспособности: «Предприятие, как известно, называется конкурентоспособным, если оно обладает возможностями в течение достаточно продолжительного периода занимать достойное место в конкурентной борьбе с другими предприятиями. Соответственно, предприятие неконкурентоспособно, если таких возможностей у него нет. Однако более важным для объективной оценки предприятия представляется наличие у него возможностей для длительного развития вне конкурентной борьбы! При этом под развитием мы понимаем функционирование предприятия в рыночной среде, сопровождающееся активными инновационными воспроизводственными процессами. Такое предприятие естественно назвать внеконкурентоспособным, т.е. способным к функционированию и развитию как бы «без помощи» конкурентов, безотносительно к ним, т.е. вне конкурентной борьбы. Хорошим, по точному определению, является не тот бегун, который побеждает соперников, а тот, который развивает высокую скорость без всяких соперников!»

    Теперь обратимся к ситуации, сложившейся на данный момент на рынке образовательных услуг. Представляется наиболее правильным анализировать данную ситуацию в ракурсе системы непрерывного образования, понимая под ней не только концепцию «обучения через всю жизнь», но и взаимосвязи между различными уровнями обучения. Итак, рассмотрим систему школьного образования и, прежде всего, животрепещущую проблему перехода школ на профильное обучение. Следует немедленно оговориться, что теоретически школы, как известно, включены в нерыночную модель экономических отношений в образовании, а следовательно, и субъектами рынка образовательных услуг являться не должны. Тем не менее практически каждая школа предлагает набор платных образовательных услуг, а значит, выступает субъектом рынка, заинтересованным в привлечении как можно большего числа потребителей этих услуг. Следовательно, школа так же, как и иные учебные заведения, включена в конкурентную борьбу и также использует те или иные модели конкурентного поведения. Более того, в условиях «демографической ямы» борьба за потребителя услуг означает уже не дополнительный, а основной заработок, поскольку объем бюджетных средств, выделяемых образовательному учреждению, находится в прямой зависимости от обучающегося контингента.
    На региональном и муниципальном уровне концепция профильного обучения предполагает разработку моделей и механизмов его реализации исходя из принципа обеспечения вариативности образования. Как известно, предлагаются три такие модели:
    - однопрофильное образовательное учреждение;
    - многопрофильное образовательное учреждение;
    - сетевая организация (данная модель реализуется в двух вариантах – «Ресурсный центр» и «Школа – учреждение дополнительного образования – вуз»).

    Итак, ребенок обучается в школе, пока не догадываясь о том, что она однопрофильная и этот «один профиль» с его будущим выбором не совпадает. Как только приходит это понимание, ребенок становится перед выбором, переходить в другую школу или «наступать на горло собственной песне» и менять профиль. Не правда ли, удручающая картина? Школе тоже несладко: «свои» учащиеся, предпочитающие иной профиль, вынуждены переходить в другую школу, а для обеспечения наполняемости классов необходимо специально делать набор «чужих» детей, которые будут переходить из других школ. Таким образом, на наш взгляд, модель однопрофильного обучения не выдерживает критики.

    Плюсы многопрофильного учебного заведения очевидны, но обеспечение многопрофильности экономически целесообразно лишь в школах-новостройках, где обучается более двух параллелей старшеклассников, либо в предпринимательски-ориентированных общеобразовательных учреждениях, где функционирует попечительский совет и существует дополнительное внебюджетное финансирование школы. В условиях наступившей «демографической ямы» немногие школы смогут обеспечить вариативность обучения при минимальном контингенте обучающихся. Недостаток многопрофильности, на наш взгляд, заключается в сложности обеспечения учебного процесса в профильных классах одной школы необходимыми ресурсами, в том числе и кадровыми. Отсюда снижение качества профильного обучения. Тем не менее по результатам распределения экспериментальных школ Южного учебного округа г. Москвы по моделям реализации профильного обучения 56% школ выбрали модель многопрофильного образовательного учреждения (рис.).



    Рис. Распределение экспериментальных школ ЮУО по моделям реализации профильного обучения (по данным отдела стратегии развития образовательных учреждений ЮУО)

    Наиболее эффективной, на наш взгляд, является модель сетевой организации. Следует отметить, что идея ресурсного центра прорабатывалась специалистами в ракурсе ее применения в системе довузовского образования с 1993 г. Так, именно в этот период времени две московские школы Юго-Западного учебного округа г. Москвы, расположенные по соседству, попытались объединить усилия по подготовке учащихся в вузы. В первой школе шла подготовка в экономические вузы, во второй – в технические. Каждый учащийся занимался по выбранной программе дополнительного образования после занятий на базе либо своей школы, либо соседней.

    В настоящее время в качестве ресурсного центра предлагается рассматривать как одну из школ микрорайона, наиболее технически или кадрово оснащенную, так и учебное заведение иного образовательного уровня, располагающее необходимыми для реализации профильного обучения ресурсами. В первом случае мы имеем пример коокурентных отношений в сегменте общего образования, реализованных в виде модели горизонтальной интеграции, во втором – пример вертикальной интеграции.

    Еще один взгляд на сетевую организацию отражен в программе поэтапного введения профильного обучения в образовательных учреждениях Южного округа г. Москвы. При организации сетевого взаимодействия образовательных учреждений разработчики программы исходят из следующих положений: сеть создается и удерживается общей проблематикой, интересной всем членам сети; каждый из сетевых узлов предлагает свое видение той или иной проблемы и свой вариант ее решения, используя при этом другие сетевые узлы в качестве дополнительного ресурса. Таким образом, возникает понятие сетевого узла, которое определяется разработчиками как образовательное учреждение, удовлетворяющее следующим требованиям:
    - имеет собственное авторское содержание (модель профильного обучения) относительно общей проблематики сети;
    - имеет собственные ресурсы и инфраструктуру для осуществления содержания своей об-разовательной модели;
    - понимает частичность своего содержания и видит возможность за счет других узлов сети задействовать дополнительные ресурсы.

    Соответственно, сетевое взаимодействие образовательных учреждений может осуществляться на основе:
    реализации учебного процесса;
    использования материально-технических ресурсов;
    привлечения кадров;
    применения информационно-коммуникационных технологий.

    Таким образом, предлагаемая сетевая модель отражает наличие не единого ресурсного центра, а группы владельцев тех или иных ресурсов, вступающих в отношения обмена ими – то есть в коокурентные отношения. А раз так, то оптимальной формой коокурентной сетевой модели было бы правильно рассматривать кольцо ресурсных центров, взаимосвязанных между собой и базирующих собственную деятельность на совместимой программно-технологической базе. Отсюда вытекает целесообразность проектирования кольца ресурсных центров как основы единой окружной образовательной системы.

    Следует отметить, что идея ресурсного центра или сетевой организации таковых идеально отвечает самой парадигме коокурентных отношений и превосходно распространяется на все уровни образования, находя воплощение в моделях и горизонтальной и вертикальной интеграции. Так, рассматривая систему высшего профессионального образования, отметим, что отнюдь не каждому вузу экономически выгодно держать собственную полиграфическую базу, между тем обеспечение образовательного процесса учебно-методическими материалами является и одним из важных лицензионных требований, и показателем качества обучения. Отсюда целесообразность партнерских отношений между вузами, при которых один выступает заказчиком, а другой – исполнителем полиграфических работ. В идеале данные отношения могут не ограничиться полиграфией, а распространиться на формирование общего учебно-методического ресурса. Особую актуальность приобретает идея ресурсного центра в сфере обучения с использованием новых информационных образовательных технологий (e-learning), поскольку разработка электронных учебных курсов – воистину дорогое удовольствие. И обмен курсами, и разработка «общих» курсов силами межвузовских авторских коллективов способны существенно снизить издержки на формирование контента образовательной программы. Разумеется, при этом своего решения требует целый ряд вопросов, особенно в части управления интеллектуальной собственностью, однако выгоды такой коокуренции вузов очевидны.

    Коокурентные процессы распространяются и на модели вертикальной интеграции. Как известно, система непрерывного образования предполагает широкое взаимодействие учебных заведений, реализующих различные формы и уровни обучения. Это школы и колледжи, колледжи и вузы, школы и вузы и т.д. Наиболее распространенной моделью сотрудничества является образовательная модель "школа – вуз". На ее основе школы и вузы реализуют множество образовательных программ: от подготовки в вуз до углубленного изучения ряда специальных дисциплин на базе школы с последующим обучением в вузе по индивидуальному плану. Образовательная деятельность осуществляется, как правило, на основе договора между школой и вузом, с привлечением вузовских преподавателей, и на условиях компенсации затрат на обучение родителями учащихся. Спрос на совместные образовательные программы велик и способен обеспечить приток в школу внебюджетных финансовых ресурсов.

    В настоящее время, как было показано, школы переходят на профильное обучение. При этом заявляется, что не является ни подготовкой в вуз, ни профессиональным образованием. Од-нако мы полагаем, что одно не исключает другого и при должной организации образовательного процесса не приводит к перегрузке учащихся. В отличие от подхода, при котором дети должны «профилироваться» в школе, после чего отправляться на подготовительные курсы вуза, при этом вообще не получая никаких основ профессиональных знаний. В процессе конструирования модели непрерывного образования в Московской финансово-промышленной академии мы провели колоссальную работу по выверке дидактических единиц образовательных программ различного образовательного уровня. И можем с полной уверенностью утверждать, что профильное обучение прекрасно дополняется параллельным освоением программы среднего профессионального образования (разумеется, не в полном объеме), во всяком случае, если речь идет о социально-экономическом профиле и таких специальностях СПО, как «Менеджмент» или «Экономика и бухгалтерский учет», или IT-профиле и специальности «Автоматизированные системы обработки информации и управления». Разумеется, все это возможно только при обеспечении последовательности и преемственности освоения материала при уходе от его дублирования, что предполагает скрупулезную совместную работу подразделений учебных заведений различного образовательного уровня, ответственных за содержание образования, учебно-методическое обеспечение и организацию учебного процесса. При этом возрастают требования к структуре и содержанию учебно-методического обеспечения, поскольку учащийся должен осваивать определенный объем материала самостоятельно. От преподавателей, в свою очередь, требуется научить школьника правильной и эффективной самостоятельной работе, грамотному использованию разнообразных информационных ресурсов.

    Какое отношение подготовка в вуз и профессионализация профильного обучения имеют к процессам коокуренции?
    Во-первых, «демографическая яма» делает численность детей в выпускных классах, желающих обучаться по одному и тому же профилю (а значит, и выбирающих один и тот же вуз) недостаточной для обеспечения экономической целесообразности проекта совместного оказания образовательных услуг.
    Во-вторых, профильное обучение все еще не имеет своего методического обеспечения, в то время как многие вузовские наработки могли бы быть вполне эффективны для решения задач профилизации.
    В-третьих, с вопросами профилизации тесно коррелируют вопросы профориентации, которые не могут быть решены самими школами и, как выясняется теперь, не вполне могут быть решены и вузами без участия работодателя.
    В-четвертых, профилизацию сегодня уже пытаются привязать к перспективным потребностям рынка труда, что и вовсе делает эту задачу непосильной для школы.
    Таким образом, требуются стратегические альянсы, включающие партнерство школ, различных вузов, работодателей и местных органов государственной власти и управления. Последние должны отвечать за государственные приоритеты в части подготовки специалистов.

    Отметим, что локальные альянсы такого рода на рынке образовательных услуг существуют. Например, на базе центра образования №1694 предоставляются образовательные услуги по подготовке в целый ряд вузов по единой, согласованной с вузами-участниками программе. В учебном процессе задействованы преподаватели всех вузов, входящих в данный альянс. Вузами признано качество подготовки детей по единой программе. По сути, это реализация концепции межвузовского центра, которая подробно излагалась нами в монографии «Образование в условиях рынка: концепция учебного заведения» (М., 2002). В основе данной концепции лежит межвузовское соглашение, регламентирующее порядок проведения довузовской подготовки и содержащее перечисление:
    - дополнительных возможностей при поступлении на бюджетное отделение (прохождение вне конкурса; дополнительный балл при участии в конкурсе; участие в олимпиадах и других мероприятиях, приравненных ко вступительным экзаменам по текущим положе-ниям и инструкциям Министерства образования и науки);
    - дополнительных возможностей при поступлении на договорной основе – финансовых (скидки, оплата в рассрочку, возможность перехода на бюджетное отделение или 100% скидка в оплате за обучение в случае отличной успеваемости) и организационных (прохождение вне конкурса; дополнительные баллы при участии в конкурсе; зачисление по результатам собеседования и т.д.).
    Организационные аспекты обучения в межвузовском центре при этом состоят в следующем.
    1. Учащийся готовится к поступлению одновременно в несколько вузов-участников, на группу специальностей (разумеется, подготовка на экономические специальности будет отличаться от подготовки на математические, естественно-научные и т.д.).
    2. Подготовка осуществляется на основе соглашения между заинтересованными сторонами. Учащийся заключает договор с межвузовским центром, если тот действует на правах юридического лица; в том случае, если такой центр является структурным подразделением вуза и неправомочен заключать договора, договор заключается собственно с вузом, на базе которого функционирует данное структурное подразделение. Договор содержит ссылки на соглашение между заинтересованными сторонами.
    3. Учащийся получает программу подготовки, утвержденную вузами-участниками, и необходимое учебно-методическое обеспечение. Программа подготовки включает в себя углубленное изучение профильных для вузов-участников дисциплин, обязательные профориентационные занятия, тренинги и деловые игры – «изюминки» вузов-участников.
    4. Занятия проводятся по модульному принципу: модуль включает установочные лекции, проводимые в каждом вузе-участнике, и отработку материала на практических занятиях с подключением школьных преподавателей – тьюторов.

    Рассмотрим, какие возможности приобретаются заинтересованными сторонами при реали-зации такой модели.

    Выгода для учащегося очевидна – он имеет больше возможностей для поступления и на бюджетное, и на внебюджетное отделение вуза-участника. Кроме того, за период обучения он детально знакомится как с выбранной специальностью, так и с особенностями обучения по данной специальности во всех вузах-участниках.

    Предпочтение вуза учащимся (и его родителями) в этом случае формируется под воздействием как ценовых, так и неценовых факторов (впечатления абитуриента о библиотечном фонде, общественной жизни вуза и т.д.).

    Экономический интерес межвузовского центра обусловлен следующими факторами. Во-первых, на интегрированные программы подготовки набор учащихся сделать легче, чем на образовательную программу под единственный вуз. Во-вторых, подобные образовательные программы позволяют использовать интегрированные ресурсы вузов-участников и таким образом снижать издержки. Другой стороной медали является более сложная организация деятельности в рамках реализации интегрированных программ, однако чем выше заинтересованность вузов-участников, тем большая поддержка менеджмента проекта может быть обеспечена.

    Наконец, экономический интерес вузов-участников. Уже сегодня в частных, конфессиональных и специализированных школах (с углубленным изучением иностранного языка, математических и др.) практически каждый учащийся ориентирован на отдельный вуз. Как школа, так и учащиеся заинтересованы в интегрированных с вузом программах, однако в силу крайней малочисленности группы не определяется равновесная цена таких программ.

    Поскольку стоимость обучения по программе подготовки в вуз включает значительное число накладных расходов, она значительно превышает стоимость услуг частного репетитора. Таким образом, равновесная цена интегрированных программ образуется только в случае достаточного количества обучающихся, которое обеспечивается предложением подготовки не в один, а в несколько вузов.

    Кроме того, «демографическая яма» неизбежно обостряет конкурентную борьбу вузов не только за внебюджетных, но и за бюджетных студентов. В данном же случае самая сложная функция – набор учащихся – реализуется сторонней организацией. Равно как и все управление процессом обучения по межвузовской программе довузовской подготовки. К тому же вузовским препо-давателям, участвующим в образовательном процессе, предоставляется внебюджетная нагрузка.

    Вузы, заинтересованные в привлечении будущих студентов, должны быть готовы предоставлять собственные ресурсы (кадровые, технические, технологические) по умеренным ценам, то есть выступать ресурсным центром. В маркетинговых целях им выгодно проведение даже бесплатных мероприятий (вуз окупает издержки при проведении таких мероприятий совместно с учащимися из системы довузовской подготовки самого вуза).

    Должна отметить, что реализация концепции межвузовского центра – задача весьма непро-стая, требующая колоссальных коммуникационных усилий и дара убеждения. В процессе взаимодействия с вузами неожиданным явлением предстает вузовский снобизм, заключающийся в нежелании делегировать кому бы то ни было учебный процесс по подготовке в вуз, поскольку «кроме нас самих, подготовить в наш вуз никому не под силу». С большой осторожностью вузы относятся к делегированию маркетинговых функций, усматривая в этом «посягательство на общий сегмент рынка». Нередко коммуникативный процесс заходит в тупик из-за бюрократизации многочисленных согласований. Если данную задачу пытается решить структурное подразделение вуза, ответственное за довузовскую подготовку, оно «подозревается» вузами-участниками в том, что в процессе подготовки абитуриенты, набранные для поступления в несколько вузов, будут в итоге сориентированы на один. Несколько проще данная задача решается сторонней независимой образовательной организацией предпринимательского типа.

    Тем не менее именно подобные межвузовские центры в силу своей мобильности, простоты организационной структуры и оперативности управления способны взять на себя координирующую роль в сложных коокурентных процессах вузовского взаимодействия с целью реализации программ довузовского обучения, помощи школам в переходе на профильное обучение и абитуриентам в профессиональной ориентации и правильном выборе своего дальнейшего пути.

    Цементирующей основой деятельности межвузовского центра, как мы видим, также является идея ресурсного центра, причем наиболее жизнеспособна, с нашей точки зрения, его сетевая организация.

    Рассмотрим еще один аспект развития коокуренции на рынке образовательных услуг. Наступление «демографической ямы» обусловило пристальное внимание предпринимательских университетов к программам корпоративного обучения (в порядке взаимодействия с бизнесом) и послевузовским образовательным программам. Их активизация в вузах, на наш взгляд, будет сопровождаться следующими процессами:
    - взаимное инкорпорирование образования и бизнеса и создание стратегических альянсов «вуз – предприятие»;
    - продвижение вузов в корпоративные университеты с краткосрочными образовательными программами прикладного характера (в основном на сегодня существует заинтересованность в тренингах); развитие конкурентных или коокурентных отношений с профессиональными тренинг-центрами, включение в орбиту собственной деятельности «фрилансеров» (тренеров и консультантов, работающих на рынке как «свободные художники»);
    - попытки создания в вузах направлений бизнес-консалтинга, что в свою очередь повлечет за собой либо вступление в конкурентную борьбу, либо развитие коокурентных отношений со специализированными компаниями, осуществляющими бизнес-консультирование.

    И наконец, обратимся к важнейшей мировой тенденции – глобализации образования и ее следствию – стремительному развитию экспорта образовательных услуг в целом ряде стран. Как известно, глобализация образования находится в прямой связи с появлением online-университетов и развитием транснационального образования. По мнению австралийского ученого Г. Макбурни как представителя страны-экспортера транснационального образования, оно является «трудной темой дебатов. Нации-импортеры изобретают регулирующее законодательство по разным причинам, включая защиту потребителя, защиту местных систем образования и обеспечение качества. Экспортеры создают этические кодексы и заботятся о репутации своих учреждений, поскольку они работают на международной арене. Такие международные организации, как ЮНЕСКО, а также неправительственные и частные международные организации, подобные Международному союзу транснационального образования, придерживаются принципов хорошей практики транснационального образования» [4, с. 53].

    Между тем в 1999 г. 35 из 38 австралийских университетов сообщили о предоставлении 750 транснациональных курсов (не правда ли, убедительный пример коокуренции?). К 2000 г. число поступивших на них студентов составляло приблизительно 32 тыс. человек (обучались по программам как на месте, так и дистанционно) плюс 6250 человек, обучающихся только дистан-ционно [4, с. 54].

    Глобализация образования привлекает внимание крупнейших международных учреждений и организаций: ЮНЕСКО, ООН, Всемирного банка, Совета Европы и др. Интенсифицируются международные отношения в сфере образования: они направлены на качество и доступность образования, обеспечение признания эквивалентности дипломов, преодоление национальных барьеров.

    По мнению экспертов, в ближайшие годы обучение иностранных студентов в ряде стран станет одной из наиболее доходных отраслей экономики. Что касается России, то у нас, как известно, несмотря на наличие и технического, и технологического, и содержательного обеспечения экспорта образовательных услуг, существенного прорыва в части предоставления образовательных услуг иностранным студентам посредством е-learning пока не отмечено. В связи с этим нельзя игнорировать иную возможность развития экспорта образовательных услуг – через активизацию коокурентных процессов с заинтересованными сторонами из «ближнего» и «дальнего» зарубежья и инициирование инновационных образовательных проектов в формате международного сотрудничества.

    Возможно, именно интеграционные процессы в образовании и сыграют решающую позитивную роль в процессах реформирования отечественной системы образования. И тогда экономика образования, подобно современной биологии, зафиксирует отказ от таких тактических моделей конкурентного поведения, как наступление и оборона, в пользу моделей упорядоченного эффек-тивного взаимодействия и сотрудничества.

    Литература
    1. Существует ли естественный отбор? (Материалы круглого стола) // Высшее образование в России. – 2006. – № 7.
    2. Существует ли естественный отбор? (Материалы круглого стола) // Высшее образование в России. – 2006. – № 8.
    3. Макбурни Г. Глобализация как политическая парадигма высшего образования // Высшее образование сегодня. – 2001. – № 1.



    *Полный текст выступления Г.Б. Клейнера с разрешения автора публикуется в №9 за 2006 г. журнала "Высшее образование в России". Все цитаты, приводимые нами далее в статье, подразумевают ссылку на данный текст.


    Статья опубликована в №9 за 2006 г.
    Автор: М. ЛУКАШЕНКО, профессор Московской финансово-промышленной академии

    Вернутся назад
    .: Партнеры :.



    [ © Copyright 2015 журнал .:ВЫСШЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ В РОССИИ:. - При использовании материалов ссылка на Высшее Образование В России обязательна ]